Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва

第七次研討會

發表人:李惠珠 (長榮大學)

主題:關於托爾斯泰


在與研讀作品『安娜、卡列尼娜』接觸之前,我想要簡短地來介紹一下托爾斯泰,特別是他早期的作品,以便更能瞭解作家的創作熱誠及其創作態度,否則,個人以為,將很難瞭解這位作家的某一個作品,遑論像『安娜、卡列尼娜』這樣大篇幅的小說。

當托爾斯泰出現在當時最進步的雜誌社『現代人』時,只有24歲,小說『童年』初試啼聲便一鳴驚人,桀傲不馴的年輕作家在篇末只留下自己名字的縮寫Л.Н. 一切舉動皆充滿清新氣息,果然,也不負眾望,繼之而來的『少年』、『青年』與『童年』(『三部曲』)成為青年托爾斯泰的成名作,值得一提的是,即使是創作高峰期的偉大小說也無法掩蓋『三部曲』的藝術價值。

『這個天才是新的、而且是持久的』─涅克拉索夫1寫道。『瞧,終於,果戈里的繼承者出現了,一點也不像他,彷彿自然就承繼了、、』屠格涅夫唱和著。

如此,文壇出現了一位以屠格涅夫為主要超越目標、行徑大膽的『怪人』,他就是─ 托爾斯泰。

所以,今天我們便將重點放在:

  1. 托爾斯泰是如何開始一鳴驚人的,他是如何開始出現於文壇的。

  2. 早年作品『童年』、『少年』、『青年』、『哥薩克』、『塞瓦斯托堡故事』等小說的特色

  3. 心理分析在寫實主義藝術中早已存在,在萊蒙托夫、屠格涅夫、杜斯妥也夫斯基的散文中即可見到。托爾斯泰心理分析法的特殊之處。

  4. 『戰爭與和平』中之創舉。

  5. 簡述『安娜、卡列尼娜』。

  6. 結論



Некие сведения о Л.Н. Толстом

Перед ознакомлением с романом «Анна Каренина», я желаю кратко поведать ранешние произведения писателя для того, чтоб лучше представить его творческий пафос, и его творческий подход. Не считая этого Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва, мне кажется, без общего представления будет тяжело осознать отдельную работу писателя, не говоря уже таковой маштабный роман, как «Анна Каренина».

И так, начну с ранешних лет, когда Толстой в первый раз проявился Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва в Петербурге, в литературном круге.


1

Л.Н. Толстому было 24 года, когда в наилучшем, передовом журнальчике тех лет – «Современнике» -- появилась повесть «Детство». В конце печатного текста читателя узрели только ничего не говорившие им Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва тогда инициалы: Л.Н. 1-ая книжка Толстого: «Детство» вкупе с следующим 2-мя повестями, «Отрочеством» и «Юностью» -- стала и первым его шедевром. Даже романы и повести, сделанные в пору творческого расцвета, не Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва заслонили собой эту верхушку.

«Это талант новый и, кажется, надежный», -- писал о юном Толстом Н.А. Некрасов. «Вот, в конце концов, преемник Гоголя, нисколечко на него не схожий, как оно Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва и следовало...», -- вторил Некрасову И.С. Тургенев. Когда появилось «Отрочество», Тургенев написал, что 1-ое место посреди литераторов принадлежит Толстому по праву и ожидает его, что скоро «одного только Толстого и будут знать в России».

Психический Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва анализ существовал в реалистическом искусстве до Толстого. В российской прозе – у Лермонтова, Тургенева, юного Достоевского. Открытие Толстого состояло в том, что для него инструмент исследования духовной жизни – микроскоп психического анализа сделался Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва основным посреди других художественных средств. Н. Г. Чернышевский писал в этой связи: «Психологический анализ может принимать разные направления: 1-го поэта занимает всего более очертания нравов; другого – воздействия публичных отношений и столкновений на Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва нравы: третьего – связь эмоций с действиями; 4-ого – анализ страстей; графа Толстого всего более – сам психологический процесс, его формы, его законы, диалектика души, чтоб выразиться определительным термином».

Невиданно пристальный энтузиазм к духовной жизни имеет Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва для Толстого-художника принципное значение. Таким методом открывает писатель в собственных героях способности конфигурации, развития, внутреннго обновления, противостояния среде.

«Люди, как реки» -- именитый афоризм из романа «воскресение». Работа над последним Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва своим романом, в дневнике Толстой записал: «Одно из величайших заблуждений при суждениях о человеке в том, что мы называем, определяем человека умным, глуповатым, хорошим, злым, сильным, слабеньким, а человек все есть: все способности Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва, есть текучее вещество». Суждение это практически практически повторяет запись, сделанную в июле 1851 г., т.е. как раз в пору «Детства»: «Говорить про человека: он человек уникальный, хороший, умный, глуповатый, поочередный и Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва т.д.... слова, которые не дают никакого понятия о человеке, а имеют претезию описать человека, тогда как нередко только сбивают с толку».

Выудить и воплотить «текучее вещество» духовной жизни, само формирование Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва человека – в этом основная художественная задачка Толстого. План его первой книжки определен соответствующим заглавием: «Четыре эры развития». Предполагалось, что внутреннее развитие Николеньки Иртеньева, а в сути – всякого человека вообщем – будет прослежено от Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва юношества до юности. И нельзя сказать, что последняя, 4-ая часть осталась ненаписанной. Она воплотилась в других повестях юного Толстого – «Утре помещика». «Казаках».

В жанровых рамках повествования о детстве, отрочестве и молодости не было места для Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва исторических экскурсов и философских раздумий о российской жизни, какие появятся в творчестве следующих лет. Все же и в этих художественные границах Толстой отыскал возможность для того, чтоб отразить всеобшую неустроенность Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва и беспокойство, которые его герой – и он сам в годы работы над трилогией – переживал как духовный конфликт, как внутренний разлад и беспокойство.

Толстой писал не автопортрет, но быстрее портрет ровесника, принадлежавшего к Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва тому поколению российских людей, чья юность пришлась на середину века. Война 1812 года и декабризм были для их недавнешним прошедшим, Крымская война – ближайщим будущим; в реальном же они не находили ничего крепкого, ничего, на что Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва можно было бы опереться с уверенностью и надеждой.


2

Проведя более 3-х лет (1851-1854) на Кавказе, участвуя там в военных действиях, живя длительно в казачьей станице, Толстой открыл себе новый, неизвестный Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва ранее мир.

Толстой писал о заступниках Севастополя как наблюдающий, очеркист. Он сам был участником этиъ событий. В названии каждого рассказа преднамеренно точно обозначено время: «Севастополь в декабре месяце», «Севастополь в мае», «Севастополь в Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва августе 1855 года». Но военная хроника обернулась художественным открытием подлинной правды о войне, рассказанной превосходным писателем.

«Чувство родины», патриотизм, одушевляет весь цикл рассказов о Севастопольской обороне.

О Севастополе Толстой лучше вызнал и Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва еще более полюбил обычных российских людей – боец, офицеров. Он ощутил самого себя частичкой большого целого – народа, войска, зашищающего свою землю.

Главное, что увидел и вызнал Толстой еще на Кавказе и позже в Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва Севастополе, -- психологию различных «типов» боец, различные – и низкие и возвышенные – чувсвта, руководящие поведением офицеров. Тут он узнал «чувство, изредка проявляющееся, конфузливое в российском, но лежащее в глубине души каждого, -- любовь к родине».

Писатель Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва продолжает изучить поведение человека на войне – сейчас в тяжелейших критериях неудачных схваток. И во всех рассказах идет отрицание войны как ненормального, неестественного состояния, неприятного людской природе и всей красе мира вокруг Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва нас. «Севастополь в мае» завершается потрясающей картиной: Мальчишка рвет цветочки в «роковой долине», а потом в ужасе бежит «от ужасного, безголового трупа». Эта картина, воссоздавая кошмар, беспощадность войны, вкупе с тем протестует против Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва их и утверждает удовлетворенность, любовь, счастье мира. У Толстого мир опровергает войну, так как содержание и потребность мира – труд и счастье, свободное, естественное и поэтому удовлетворенное проявление личности, а содержание и потребность Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва войны – разобщение людей, разрушение, погибель и горе.


3

С самого начала повесть «Казаки» создавалась в полемике с романтическими сочинениями о Кавказе. Заместо воображаемых поэтических картин в духе Бестужева-Марлинского, «Амалатбеков, черкешенок, гор, обрывов, ужасных потоков Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва и опасностей», рисующихся Оленину, когда он едет на Кавказ, ему предстояло узреть реальную жизнь, подлинных людей и окружающую их природу. Но эти действительные образы были более, а только по другому Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва поэтичны. Воспроизвести поэзию действительности для Толстого – важная художественная задачка. «Казаки» -- одна из самых поэтических его книжек.


4

К созданию «Войны и мира» Толстой пришел от плана начатого в 1860 году романа «Декабристы». Декабристкая тема Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва определяла на ранешном шаге работы композицию загаданного монументального произведения о практически полувековой истории российского общества (от 1812 до 1856 г. )

Толстовское «стремление «дойти до корня» (В.И. Ленин), изучить глубины исторического и личного бытия замечательно сказалось Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва в работе над величавой эпопеей. В поисках истоков декабристского движения он безизбежно пришел к эре Российскей войны, сформировавшей будуших дворянских революционеров. Преклонение перед героизмом и жерственностью «лучших людей» начала Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва XIX века писатель сохранил на всю жизнь.

Поведать правду о войне, замечает сам Толстой в «Войне и мире», очень тяжело. Его новшество связано не только лишь с тем, что он показал человека Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва на войне (это сделал в европейской литературе Стендаль, чей опыт Толстой, непременно, учитывал), но приемущественно с тем, что, развенчав неверную, он 1-ый подлинную героику войны, представил войну как будничное дело и сразу как испытание всех Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва духовных сил человека в момент их наивысшего напряжения. И безизбежно случилось так, что носителями подлинного героизма явились обыкновенные, умеренные люди, такие, как капитан Тушин либо Тимохин, позабытые историей генералы Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва Дохтуров и Коновницын, никогда не говоривший о собственных подвигах Кутузов. Конкретно они оказывают влияние на финал исторических событий.

Наполеон – образ в эпопее, обрисованный прямо сатирически, с внедрением сатирических художественных средств. Свое эстетическое кредо в период Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва сотворения «Войны и мира» Толстой опеределил последующим образом: «Цель художника не в том, чтоб безоговорочно разрешить вопрос, а в том, чтоб вынудить обожать жизнь в бессчетных, никогда не истощимых всех Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва ее проявлениях. Нежели бы мне произнесли, что я могу написать роман, которым я безоговорочно установлю кажущееся мне верным мнение на все социальные вопросы, я бы не предназначил и 2-ух часов труда на Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва таковой роман, но нежели бы мне произнесли, что то, что я напишу, будут читать теперешние детки лет через 20 и будут над ним рыдать и смеяться и полюблять жизнь, я бы предназначил ему всю жизнь Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва и все свои силы».

«Любить жизнь в бессчетных, никогда не истощимых всех ее проявлениях» -- в этом база жизнеутверждающей философии «Войны и мира». Сила жизни, ее способность к нескончаемому изменению Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва и развитию утверждаются как единственно непреходящая и неоспоримая ценность.

Возлюбленные герои Толстого в испытаниях 1812 года соотвествуют общему волнению исторического моря и поэтому познают смысл жизни и обретают счастье.

Может показаться, что народное мироощущение представлялось Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва Толстому постоянным в его эпическом содержании и что люди из народа даны вне их духовного развития. В реальности это не так. У нравов эпических, таких, как Кутузов либо Каратаев, способность к изменению Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва просто по другому реализуется. Она смотрится как естественное умение всегда соответствовать стихийному ходу исторических событий, развиваться параллельно ходу всей жизни. То, что ищущим героям Толстого дается ценой духовной борьбы, нравственных исканий и Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва страданий, людям эпического склада присуще вначале. Вот поэтому они, люди обыкновенные, и оказываются способными «творить историю».


5

Окончив в 1869 году печатание «Войны и мира», Толстой не возвратился к плану «Декабристов», который Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва привел его к созданию романа-эпопеи об Российскей войне 1812 года. Творческое воображение художника тревожили другие темы. Равномерно творческие интересы сосредоточиваются на времени Петра I.

В 70-е годы Толстому становится полностью ясен переломный харатер Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва современной ему эры. Сознание того, что «все переворотилось и только укладывается», при этом непонятно, как уложится, что это важнейший вопрос для всякого человека думающего и чувствующего, обладает им неотступно.

В таковой момент Толстой занимается Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва над «Азбукой» и многими народными рассказами.


6

В 1873 г., внезапно себе самого, «невольно», «благодаря божественному Пушкину», Толстой начал роман о современности. Начерно книжка была закончена с необычной быстрой быстротой: длительно сдерживаемый поток Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва новых мыслей и переживаний будто бы прорвал плотину и разлился на полотне «свободного романа», как потом Толстой называл «Анну Каренину».

Завершив роман, Толстой увидел, что как в «Войне и мире» он обожал Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва «мысль народную», так в «Анне Каренине» -- «мысль семейную». Глубочайшие предпосылки личного и обшественного характеристики определили тот факт, что в романе о переломной эре российской истории главной оказалась «мысль семейная».

Создавая новый, «семейный Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва» роман, Толстой уже знал, что семейное счастье не выручает от мучительных раздумий над большенными философскими, соц и этическими вопросами бытия. Счастливая домашняя жизнь Левина (история его разъяснения с Кити, венчание Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва, отношение ко всему дому Щербацких – насквозь автобиографичны) не высвобождает его от размышлений о смысле жизни, от тяжкого сознания вины перед народом, от поисков счастья, равного для всех людей.

В Рф «все переворотилось» -- «все смешалось Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва в доме Облонских». Смысл переломной эры, ее «неисчислимых бедствий» раскрывался в драматической истории крушения последней, казалось бы, незыблемой крепости – «дома», семьи. История «потерявшей себя, но невиноватой» дамы, поставленная в центре романа, внутренне Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва соотносилась со всей атмосферой пореформенной российской жизни. Аристократические семьи, у каких, казалось бы, все есть, что составляет благополучие и счастье, разрушаются в «Анне Карениной» одна за другой, как будто необоримый Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва и злой рок тяготел над ними.

Всеобщая сумятица обхватывает семейные дела во всех слоях общества. Гибнет героиня романа, разрушающая семью (точнее, призрачное побобие семьи); в напрасных поисках домашнего благополучия надрывается Долли, истратившая Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва свои духовные силы на то, чтоб уберечь от развала «дом Облонских»; Левин – счастливый супруг и отец – прячет шнурок, чтоб не повеситься на нем, и убирает с глаз долой ружье, чтоб не застрелиться. Поистине Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва счастливая семья – это, на взор Толстого, фермерская семья: совместно с Левиным, мечтающим жениться на крестьянке, Толстой любуется целомурденной любовью и веселым крестьянским трудом на земле Ивана Парменова и его юный супруги. Но Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва прав был Н.Н. Страхов, когда, повторяя, как эхо, произнесенное Толстым в романе, писал: «Только мир фермеров, лежащий на самом далеком плане и только время от времени ясно выступающий, только этот мир светится Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва спокойною, ясною жизнью, и только с этим миром Левину время от времени охото слиться. Он ощущает, но, что не може этого сделать».

Водоворот новых отношений и связей ломает базы и традиции, казавшиеся Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва крепкими еще так не так давно. Больше всего мучаются от заболеваний эры люди с незапятнанным сердечком и огромным разумом – Анна и Левин. В отличие от других персонажей романа они не Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва мирятся с обычной принятой ложью и мучительно, каждый по-своему, отыскивают: Анна – настоящей, правдивой любви, Левин – прадивой жизни.


На этом пока заканчиваем нынешний доклад. На последующий раз будем рассматривать более тщательно конкретно по романной Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва полосы, будем проследить обоюдную связь героев и их гнев, неудовольство перед обществом. И как требующий перемен глас, изображенный в произведении завпечатлял и отдал большущее резонанс посреди общества.


Материал: Творческий путь Л.Н. Толстого Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет «Современнике» появилась повесть «Детство». Вконце печатного текста читателя увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Перва // Лев Николаевич Толстой. Собрание сочинений в 12-ти томах.


1『現代人』雜誌社的主編,也是當時文壇泰斗。





l-shestov-stranica-8.html
l-trockij-otveti-na-voprosi-b-nikitina-stranica-12.html
l-trockij-otveti-na-voprosi-b-nikitina-stranica-4.html